ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ ПОСТМОДЕРН

_____ Журнал нетрадиционной экологической ориентации _____

Исида

 В начало  I  Часть первая

Египетский прецедент

 

В продолжение темы, начатой в предыдущем номере, публикуем ещё одну главу из книги бельгийского учёного-финансиста Бернара Лиетара «Душа денег». Здесь — но на этот раз применительно к истории Египта — опять говорится о деньгах с «отрицательным процентом», или демерреджем, когда выгоду получает не тот, кто накопил много денег, а тот, кто избавился от них, вложив в реальное хозяйство, поскольку имеющий много денег сам платит процент за сокрытие денег от оборота. Иначе говоря, при такой финансовой системе тот, кто буквально «зарыл свой талант в землю», потеряет больше, чем выгадает.

Для простоты Лиетар называет обычные деньги валютой Ян (деньги экономики), а те, что с демерреджем — валютой Инь (деньги общества). К Китаю его рассказ отношения не имеет.

 

Тот, кому не дано окинуть взглядом трёхтысячелетнюю историю, должен,

пребывая во тьме материального мира, жить в границах дня

Гёте [1].

Египетский демерредж

 

В Египте так же, как и в Европе в период Центрального Средневековья, одновременно действовали два типа денег. Деньги Ян (обычные золотые монеты) использовались для торговли с «дальними» странами, например с Месопотамией и Нубией, а позже с Грецией и Римом. Джонатан Уильямс, куратор Отдела Монет и медалей Британского Музея, считает, что «торговля с дальними странами предположительно играла значительную роль в использовании драгоценных металлов в качестве денег во всех регионах Средиземноморья» [2]. Вещественными доказательствами тому служат первые греческие монеты, которые в больших количествах были найдены в Египте, на Ближнем Востоке и в Черноморском регионе. «Иностранные» дары и дань также отдавали и получали в виде золотых колец, слитков серебра, серебряных курильниц и других драгоценностей, в том числе серебряных и золотых монет.

Однако точно так же, как и в Средние века в Европе, среди простых египтян имели хождение и другие, не столь красивые деньги — деньги демерреджа Инь, как фактическое средство обмена.

Мы уже отметили в предыдущей главе, что египетская система демерреджа («ostraca») была более совершенной по сравнению со Средневековой западной. В Египте демерредж регулярно встраивался во все денежные сделки через зерновой денежный стандарт, пользовавшийся особой популярностью у простых египтян. К тому же демерредж в Египте регулировался в зависимости от месяца и даже дня, а также был связан с «реальным миром», в котором зерно портилось и учитывались расходы на его хранение. Европейский же процесс перечеканки, напротив, прерывался каждые пять-шесть лет и, как мы видели, не исключал случаев злоупотреблений. В конце концов произвольные частота и уровень налогообложения завершились дискредитацией самого процесса.

До сих пор мне не удавалось найти столько же точных данных об экономических последствиях этой монетарной системы по Египту, сколько по Средневековью. Мне даже не удалось точно установить, изобрёл ли её легендарный Иосиф, хотя всё-таки именно он представляется лучшей кандидатурой. История Иосифа обычно датируется 1900-1600 годами до Рождества Христова. В любом случае, согласно Прейсигке, это была «очень старая традиция», зародившаяся задолго до колонизации Египта Грецией.

 

Египетская экономика

 

Мы располагаем следующими неоспоримыми фактами:

— Египтяне были вполне довольны своей монетарной системой. Когда греки дразнили их тем, что их «ostraca» слишком проста, египтяне отвечали, что им кажется странной страсть греков к золотым и серебряным монетам. Они рассматривали монеты из драгоценных металлов как «проявление тщеславия, местечкового патриотизма или рекламу, не достигающую своей цели» [3]. Египтяне принимали греческие монеты только из-за их золотого или серебряного содержания, в котором они видели всего лишь обыкновенное сырьё. Это подтверждается тем, как часто в Египте обнаруживаются греческие монеты, разрезанные для того, чтобы можно было убедиться в содержании драгоценного металла в них.

* В течение многих веков Египет считался «житницей древнего мира». Один только факт, что существовало пятнадцать разных слов в период Старого Царства, обозначающих разновидности хлеба, и более сорока слов в период Нового Царства, обозначающих хлеб и пирожные, создаёт впечатление процветающего общества [4].

* Совет писца Ани своим ученикам позволяет ещё раз проникнуть вглубь «благородного общества: «Когда кто-нибудь стоит рядом, не ешьте хлеб, не предложив ему свою порцию. Еда есть всегда. А человек недолговечен» [5].

* Кроме хлеба, лука и чеснока, лука-порея, гороха и чечевицы, дынь, бобов, огурцов и других овощей, имелись большие запасы мяса (особенно козьего и овечьего, дичи и домашних гусей и голубей, реже свинины и говядины), сыра и масла и необычайно огромных запасов рыбы. Диодор Сикул сообщает, что «в Ниле водится разнообразная рыба в невероятных количествах; потому что его богатства неисчерпаемы и дают не только пропитание в виде огромного количества свежей рыбы, но также и рыбы для засолки» [6]. Даже евреи, которые, будучи рабами, находились в самом низу социальной иерархической лестницы, жаловались своим правителям после того, как их освободили от рабства: «Неужели никто не даст нам мяса? Подумайте об этом. В Египте, стоит только попросить, нам давали и рыбу, и огурцы, и арбузы, и лук, и чеснок…»

* Пиво и вино (красное в период Старого Царства, белое и красное со времени Среднего Царства) были популярными напитками во всех слоях общества. Диодор Сикул хвалил пиво «за аромат и сладость вкуса, которые не уступают вину». Греко-египетский Aтенаус, один из первых дегустаторов вина, улучшил его вкус и усовершенствовал терминологию, за которые не было бы стыдно сегодняшним знатокам. Он оценивает «вино из района Мариот как отличное, белое, приятное, ароматное, легко усваиваемое, тонкое, не ударяющее в голову и диуретическое. Таниотское вино лучше, чем мариотское, оно несколько светлее, обладает маслянистым, приятным, ароматным, слегка вяжущим вкусом. А вино из провинции Антилья превосходит по качеству все остальные» [7]. Вино потреблялось в достаточных количествах, так что для периода Среднего Царства вполне обоснован совет из Книги Мудрости : «Дай руку старшему, опьяневшему от пива, уважай его, как должны уважать дети». Писец Ани, не столь снисходительный, предостерегал: «Не увлекайтесь напитками, дабы не произносить злые речи, не понимая при этом, что вы говорите».

* Образование не было редкостью, особенно со времён Среднего Царства, когда поблизости от разных царских резиденций и многих храмов создавались официальные дневные школы, известные как «Дома учёбы». «Любой, кто был кем-то в древнем Египте, умел запросто читать и писать» [8]. Не всем, однако, была доступна иероглифическая письменность; она применялась для письменных памятников и священных текстов. Больше были распространены два других шрифта: так называемая иероглифическая скоропись и позже — демотический шрифт (сокращённая форма скорописи египетского письма, — Ред.). Судя по найденным в Дар-Эль-Медине записям с перечнем белья для стирки, с выкройками одежды и другими мелочами домашнего хозяйства, даже обычные домохозяйки и служанки умели писать и читать.

* Рабочий день продолжался 8 часов c перерывом на обед в середине дня. Однако было много праздников. Ostraca показывает, что из каждых пятидесяти дней лишь восемнадцать были рабочими днями для всех работников [9].

* Производственное имущество, такое как ирригационная система, поддерживалось на таком высококачественном уровне, что Египту завидовал весь остальной мир.

* Всегда, когда египтяне строили что-нибудь значительное, они строили это на века. Для подтверждения: их храмы стоят до сих пор.

Всё это указывает на то, что денежная система, основанная на демерредже, приводила к тем же результатам в Древнем Египте, что и в Европе средневекового периода.

Это подтверждается и цифровыми показателями:

* Урожайность зерна была самой высокой в Древнем мире; среднестатистические данные выше в десять раз, чем где бы то ни было! Конечно, сравнивая их с другими районами, следует учитывать наличие в Египте плодородных почв, ежегодно улучшаемых благодаря разливам Нила. Я так и не понял, что больше способствовало успеху: так называемый «дар Нила» или человеческое трудолюбие. Очевидно, и то, и другое.

* Беспрецедентно высокий уровень производства продуктов питания в династическом Египте подтверждается и тем, что у него была первая в истории, задокументированная программа «иностранной помощи». Существуют письменные свидетельства, что Египет предоставлял бесплатно зерно афинским гражданам, страдавшим от голода в 445 до н.э. [10]

* И последнее: непосредственная связь между общим благосостоянием и монетарной системой подтверждается тем фактом, что всё это благоденствие закончилось, как только римляне заменили египетские деньги, основанные на «зерновом стандарте», собственной денежной системой, как будет показано ниже.

Но имеет ли это какое-то отношение к поклонению женскому архетипу? Этот вопрос можно разделить на три подвопроса:

1. Во-первых, какова роль женского архетипа в египетской мифологии и в чём тут отличие от других обществ, современных Древнему Египту?

2. Во-вторых, были ли какие-либо различия между мифами и реальной жизнью женщин в египетском обществе? Опять же следует сравнить это с другими современными ему цивилизациями.

3. Наконец, почему и как это закончилось, каковы были экономические и социальные последствия отказа от демерреджа?

Ниже каждая из этих тем будет освещена в том же порядке, в каком поставлены вопросы.

 

Исида: женщина-спасительница

 

Исида была первой дочерью Нут, образовавшей небосвод и «родившей всех богов», в том числе маленького бога земли Геба. Её первое египетское имя было Ау Сет (больше, чем царица, которое греческие колонизаторы модифицировали и сделали ныне известным как «Исида»). Согласно легенде, поначалу она была богиней домашнего очага, но, открыв тайное имя верховного бога Ра, стала всесильной. Каждое живое существо — это капля ее крови [11]. С самого начала Исида обратила свой доброжелательный взор на людей, научив женщин молотить зерно, прясть пряжу, ткать ткани и успокаивать мужчин, чтобы с ними можно было жить.

Сама Исида жила со своим братом Осирисом, богом вод Нила и растительности, появляющейся после ежегодных наводнений. Говорят, что Исида и Осирис любили друг друга ещё тогда, когда находились в материнском чреве. Однако их злой и ревнивый брат Сет убил Осириса и расчленил его на тринадцать частей. И здесь начинается длинное повествование о том, как Исида пыталась собрать по частям тело своего брата и возлюбленного. Она плыла на лодке по реке и каждое место, где находились части его тела, отмечала тем, что возводила здесь Храм и строила священный город. Ей удалось собрать все части тела, за исключением одной — фаллоса, который она заменила золотым протезом. Затем она изобрела искусство бальзамирования и произнесла магические заклинания над телом Осириса. И он поднялся живой, подобно ростку из зерна после весенних наводнений, и Исида, благодаря золотому фаллосу, зачала ребёнка — бога солнца Гора.

Отметим, что именно женщина заключает в себе бога солнце: «Дневное небо — это царство, где солнце рождается и умирает, а не царство, которым оно управляет, как трактовалось позже» [22].

Исида была известна как Госпожа бесчисленных имён (myrionymos [13]); греки называли её Исида Пантейская (что значит «Исида — богиня всех»). «Я — мать всем, то есть Госпожа всех элементов, начало времени, первая среди богов и богинь… Я управляю всем» [14]. Она была луной и матерью солнца, она была женой, оплакивающей усопшего, и нежной сестрой, и она была просветительницей и целительницей, зачинательницей всех искусств и всего, что делает жизнь удобной и достойной. Она была Царицей неба и ведущей Морской звездой, Госпожой радости и изобилия, Богиней растений, Создательницей королей, Создательницей Рассвета, Госпожой любви. Вместе со своим помощником Тотом «она изобрела иероглифы и придала им свой эзотерический смысл [15], — как показано у Андрос Хинм (Andros Hynm), она «открыла и высекла иероглифы <…>, и выгравировала их для своих посвящённых» [16]. Она была Сотис (Sothis), богиней пшеничного поля, открывающей Новый год; она была Мери (Meri), богиней моря; она была Хатор, щедрым источником еды, таким же обильным, как звёзды со знаменитым культовым центром в Дендерах. Она давала людям хлеб насущный, управляла погодой, волнами и ветром (отсюда её утверждение: «Я изобрела мореплавание») [17]. Она была Судьбой («Я преодолеваю Судьбу») и гарантом торжества справедливости. Наконец, в качестве Исиды Медика она была целительницей всех болезней. Как повествовал один греческий писатель: «Люди говорят, что она дарует здоровье, в то время как мы заявляем, что его даёт Асклепий» [18]. «Она наивысшее проявление Любви» [19].

Она действительно была Всемогущей Богиней.

В политическом отношении она была Кладезью мудрости, что можно понять по её иероглифу в виде высокого трона на её голове, что часто является её единственной отличительной чертой [20]. Колени богини Исиды стали царским троном Египта, молоко в её груди, которое пил фараон, символизировало питание божественной мудростью, благословляло его на царствование. «Трон делает царя», как говорится во многих текстах, дошедших до нас из глуби веков, в том числе из эпохи правления первой династии [21].

Школы для посвящённых в Абидосе и Гелиополисе были известны во всём Древнем мире. Например, Солон, известный афинский законодатель, и греческие философы Пифагор и Платон были посвящёнными из Гелиополиса.

Нам с нашими современными мозгами трудно постичь религиозно-теологические концепции Египта, древнего аграрного и политеистического общества, чьи верования дошли до нас больше в мифах и символах, чем в логических рассуждениях. Их очевидные противоречия и запутанность могут легко сбить с толку. Но если вникнуть в их суть, то можно обнаружить, что между нашими современными проблемами и мышлением и древнеегипетской мудростью существует важная взаимосвязь.

Хотя египетская культура, в общем и целом, воспринимается как просто ещё одна патриархальная система со всесильным фараоном наверху, в эзотерической традиции Египта явно преобладало матрифокальное начало. И центром этой традиции была Исида — «великая Исида», согласно текстам, найденным в пирамидах, относящихся к правлению самых первых династий. Исиде поклонялись как основоположнице этой традиции. Она была величайшей богиней Египта, которую почитали более трёх тысячелетий кряду, начиная ещё с до-династических времён, задолго до 3000 года до н.э. и вплоть до второго века нашей эры. Внимательное прочтение символического содержания мифов об Исиде даёт множество ключей к пониманию архетипической структуры египетского общества. В отличие от греческой и других индоевропейских мифологий, в египетской мифологии женское начало не только было почитаемым, но его постоянно наделяли властью. Осирис, совершенно беспомощный, оказывается где-то сбоку, а Исида снова и снова спасает его из любви к нему.

Отношения между Исидой и временной властью фараона также вполне понятны. Существует множество изображений фараонов, сосущих молоко из груди Исиды, как источника мудрости и царских полномочий. Пример — изображение Сети I в Абидосе (1300 до н.э.). Отметим также примечательное постоянство этого образа: это нехристианское, но зато точное воплощение мудрости, источником которой является «молоко Богини», спустя тысячу лет перейдёт в жизнеописание святого Бернара [22].

Современных исследователей может сбить с толку один аспект, а именно странное, как может показаться, влечение к смерти в египетской культуре, с её сложной подготовкой гробниц и погребальных принадлежностей. Но это может показаться странным только людям современной культуры, поскольку у нас существует некое табу на смерть.

Чтобы понять эту особенность, надо знать, что для египтян смерть была неизбежной, но не обязательно становилась концом всего. Они были убеждены, что, предприняв необходимые и правильные меры предосторожности [23], можно продлить наслаждение жизнью в «Тростниковой стране», в стране удовольствий и изобилия, управляемой Осирисом, которая является антиподом миру живых, управляемому фараоном и богом живых Гором. Искусное мумифицирование и погребальные приготовления поначалу, в Старом Царстве, предназначавшиеся лишь для фараонов, в Среднем Царстве стали доступны едва ли не всякому. Это считалось прагматической технологией, необходимой для того, чтобы обеспечить себе продолжение «хорошей жизни» даже после смерти. Фактически древние египтяне принимали смерть и подготовку к ней как жизненную реалию. Так как они верили в то, что «можно взять всё с собой», мумию сопровождали в «Страну тростника» красивые предметы. Таким образом, записанный на одной из табличек совет: «не медлите с постройкой вашей гробницы в горах, ведь неизвестно, сколько вы проживёте» [24], следует принимать за практическую рекомендацию, а не игру больного воображения, как восприняли бы это люди нашей культуры [25].

С нашей архетипической точки зрения, всё это согласуется с воззрениями общества, которое спокойно воспринимает смерть, один из трёх ключевых атрибутов Великой Матери. И конечно же, Исида вместе со своим преданным помощником Анубисом придумала мумифицирование и все магические ритуалы, необходимые для успешного перехода в мир иной. Как оно следует из мифологии, Исида была незаменимым мостом между страной Гора (живых) и страной возрождения Осириса (мёртвых).

Очевидно, что традиции Египта отличаются от Западных или Ближневосточных. Также ясен факт, что египтяне применяли денежную систему, совершенно уникальную для Древнего мира. Интересно, как бы отреагировали типичные автократические правители — от Хаммурапи в Вавилоне до Людовика XIV во Франции, — на монетарную систему, основанную на простой идее Иосифа, при которой продукция даже самого скромного фермера по его выбору могла стать деньгами?

 

Возвращение к нашему центральному тезису

 

Главное положение данной работы состоит в том, что существует связь между почитанием женского архетипа, особенно архетипа Великой Матери, и возникновением денежных систем, способствовавших длительному изобилию. Хотя следует с осторожностью подходить к автоматическому установлению причинно-следственной связи между этими явлениями, любопытно, что сами египтяне без каких-либо колебаний устанавливали именно такую связь. Они всегда, прямо и однозначно приписывали Исиде своё материальное благосостояние и высокий уровень жизни, с одной стороны, и необычайную независимость женщин, с другой.

Примеры:

* Связь между материальным благосостоянием и Исидой была сильной и поразительно устойчивой. Например, и статуя богини и рисунок, найденные в Помпеях, как и многие эллинские монеты изображают Исиду держащей в руке полный рог изобилия [26]. Даже после того, как император Константин издал эдикт о христианизации империи и разрушении всех языческих храмов (в 331 н.э.), символику Исиды до конца IV века упорно сохраняли на деньгах.

* Что касается качества жизни в самом династическом Египте, то зарубежные современники египтян считали всех их, вне зависимости от социальной принадлежности, необычайно весёлыми и жизнерадостными людьми, которые наслаждались жизнью и всеми её прелестями в полной мере. Аспекты Хатор, присущие Исиде, откровенно были связаны с наслаждением жизнью, в том числе со вкусной едой и напитками, музыкой и танцами. Даже то, что египтяне придавали особое значение приготовлениям к смерти и погребальным ритуалам, если рассматривать их в том контексте, о котором говорилось выше, свидетельствует, что для них это был всего лишь способом заручиться шансом продлить наслаждение такой «хорошей жизнью».

* Именно Исиде официально поклонялись потому, что она сделала «власть женщин равной власти мужчин» [27]. Её прославляли как «сторонницу брачного договора», и во время свадьбы именно её именем клялся муж, обещая слушаться свою жену [28] (а нас учили совсем другому!). Чтобы постичь смысл всего этого, нам нужно посмотреть, что же происходило в реальной жизни обычных смертных египетских женщин. Об этом дальнейший рассказ.

 

Положение женщин в Месопотамии и классической Греции

 

Лучше всего сравнить положение женщин Египта с положением их в Месопотамии и Греции, представляющих две цивилизации, с которыми Египет поддерживал широкие торговые и культурные связи. Здесь достаточно привести лишь несколько характерных законов и традиций и сравнить их с египетскими традициями и законами, описанными в основном тексте ниже.

***

В соответствии с законами Хаммурапи (1750 до н.э.) мужчина, который не может вернуть долги, отдаёт в рабство свою жену или детей в качестве компенсации. В Месопотамии брачные переговоры ведёт один отец, без участия матери или самой дочери-невесты [29]. Вообще на Ближнем Востоке в древности «адюльтер возможен только со стороны жены, потому что она является собственностью мужа» [30]. «Процедура развода облегчена для мужчин, которые просто должны были сделать публичное заявление о намерении развестись… Жене было трудно получить развод, и лишь ничем не запятнанные женщины могли попытаться это сделать, потому что по закону «если (женщина) не сохраняла целомудрие, а вела разгульный образ жизни и тем унизила своего мужа, её должно бросить в воду» [31].

***

В период расцвета городов-государств в классической Греции, таких, как Афины, закон не допускал никакой свободы для женщин. У них не было политических прав, и они не принимали участия в принятии решений. Отец или родственник мужского пола устраивал её брак. Она не могла владеть или наследовать какую-либо собственность, заключать сделки, оценивавшиеся более чем в один бушель зерна [32]. Женщины жили отдельно, в гинекеи — изолированной задней части дома, куда не мог проникнуть ни один мужчина, кроме близких родственников. Ксенофонт (428-354 до н.э.) ввёл общее правило, гласившее, что «для женщины лучше оставаться внутри дома и не показываться в дверях». Через столетие Менандр (342-292 до н.э.) подтвердил, что «добропорядочная женщина должна оставаться дома; улица — для женщин низкого происхождения». Единственной категорией женщин, имевших доступ к общественной жизни, обученных грамоте или изящному искусству, были гетеры.

 

Положение женщин в египетском обществе

 

Египтологи обнаружили весьма примечательную вещь: в египетском обществе женщины занимали привилегированное положение, а в ряде важных областей они действительно пользовались «теми же» правами, что и мужчины. Историк Макс Мюллер утверждал, что «ни один народ, древний или современный, не предоставлял женщинам столь высокий юридический статус, как жители долины Нила» [33]. Египтолог Джойс Тайлдсли пришёл к выводу, что «Египет, без сомнения, был лучшим местом во всём Древнем мире для того, чтобы родиться женщиной. Во время династического периода (3000 — 332 до н.э.), как отмечал греческий историк Геродот, египетские женщины пользовались такой юридической, социальной и сексуальной независимостью, о которой не могли даже мечтать не только их греческие или римские сёстры, но даже европейские женщины до конца XIX века. Они могли владеть и торговать собственностью, работать вне дома, выходить замуж за иностранцев и даже жить самостоятельно, без опеки мужчины» [34].

Хотя Египет всё же следует считать в основном «мужским миром» в том, что касается официального административного управления [35], тем не менее поражает контраст между положением египетских женщин и женщин из других, современных Египту развитых цивилизаций.

Любопытно отметить ещё одну, совершенно оригинальную параллель между Египтом и Центральным периодом Средневековья в Европе: появление любовных песен. Именно египтяне были первыми создателями любовной лирики [36]. Ранее мы наблюдали, насколько важную и необычную роль играла куртуазная литература (Amour Courtois) в Средние века. К большому удивлению греков, живших в эпоху Древнего Египта, египетские женщины часто проявляли инициативу в ухаживании, и большинство любовных стихов и писем адресовано мужчине женщиной, так как именно женщина делала мужчине брачное предложение [37].

 

Египетская любовная поэзия

 

Здесь я приведу примеры любовной поэзии, относящейся к периоду Нового Царства; первый написан женщиной, а второй — мужчиной [38]

***

Любимый мой, как приятно идти к пруду и купаться в нём,

когда ты смотришь на меня.

Так я могу показать тебе свою красоту, проступающую

сквозь тунику из тончайшей ткани, когда она намокает и льнёт к телу…

Я опускаюсь с тобой в воду и выхожу из воды

снова к тебе, с красивой красной рыбкой на моих пальцах…

Приди и посмотри на меня… 

***

Её волосы обвивают меня,

Её взгляд ловит меня,

Её ожерелье опутывает меня,

Её кольцо с печаткой ставит клеймо на мне.

 

«Брачные контракты»

 

Брак в древнем Египте был сугубо частным делом, к которому государство не проявляло интереса и не вело никаких записей об этом. Не существует никаких свидетельств того, что вступление в брак сопровождалось какими-либо юридическими или религиозными церемониями, хотя, вероятно, по этому поводу устраивали праздник. Тем не менее, весьма широкое распространение получили документы, называвшиеся иногда «брачными контрактами». Со временем их стали составлять всё более подробными, оговаривая финансовые условия, которые ранее находились в сфере действия обычного права. Было бы вернее назвать эти контракты «контрактами о выплате ежегодной ренты», потому что они касались исключительно экономических и финансовых вопросов. Любая из сторон могла развестись по любой причине, но экономические последствия контракта о ежегодной ренте делали этот шаг весьма серьёзным для мужчины. Как во вступлении в брак, так и в процедуре развода государство не принимало участия. «Развестись» означало просто «уйти, оставить». Если развод происходил по вине супруга (в том числе и по причине адюльтера), то он терял право на свою долю совместной супружеской собственности.

Один подлинный контракт [39] составлен от имени мужчины, который обращается непосредственно к женщине. Он перечисляет стоимость всей дорогостоящей собственности, составившей её приданое, обязуется выдать ей определенную сумму денег в качестве «свадебного дара» и объявляет, что вся его собственность — это гарантия её денег… Оговариваются количества зерна, масла, денег на одежду, которыми он должен обеспечивать её ежемесячно. Если он не выполнит своих платёжных обязательств, она получает юридическое право на приобретение всех его долгов. Таким образом, в случае развода (по его или по её инициативе) его обязательства перед ней отменяются только после того, как он уплатит ей серебром всю сумму, оговоренную в контракте. В египетских брачных союзах жена «владела» собственностью, а муж «пользовался ею» [40].

Контракт Хоремхеба с его будущей женой Таис гласит: «Если я разведусь с тобой, возненавижу тебя и предпочту взять в жёны другую женщину, я дам тебе два слитка серебра, кроме тех двух слитков серебра, которые я дал тебе как твою долю в супружестве… И я отдам тебе треть всего, чем будешь владеть ты, и чем буду владеть я в дальнейшем» [41].

Из другого контракта [42] следует, что муж не может отменить свои обязательства gthtl ;tyjq, просто откупившись; он должен содержать её до тех пор, пока она просит деньги. Это остаётся в силе, даже если они разведутся и не будут жить вместе. Муж заявляет далее: «всё, что у меня есть, и всё, что я приобрету потом», наследуется не только женой, но должно передаваться по наследству и их детям.

Подобные законы распространялись и на тех, кто имел мало собственности; даже жена бедняка имела такие же гарантии [43]. Есть пример, какие обязательства брал на себя муж в случае отсутствия у него собственности при вступлении в брак: «Если когда-либо в будущем я покину дочь Телмонта, пусть меня подвергнут сотням плетей, и пусть я потеряю всё, что приобрёл, живя с ней» [44].

И сыновья, и дочери могли наследовать собственность любого из родителей; но и матери, и отцы сохраняли за собой право лишать наследства любого ребенка [45]. Наконец, имела место практика предоставления права опеки над детьми женщине в случае развода. Сравните это с патриархальным Римом, где беременная вдова была обязана по закону отдать своего новорожденного ребёнка семье покойного мужа; только если им не был нужен этот ребёнок, она получала шанс вырастить его самостоятельно [46].

В заключение можно сказать, что, хотя предпринимались попытки установить некую симметрию в правах мужа и жены в брачном союзе в юридическом плане, на практике женщины, возможно, были обеспечены лучше. «Женщины могли быть более независимы, их считали способными принимать важные решения, касающиеся их самих, их собственности и семьи, а мужчин — нет. Несмотря на то, что мужчины были заняты общественной деятельностью, а женщины обычно оставались дома и занимались семьёй, у женщин было больше свободы, чем у мужчин, чтобы действовать независимо и принимать решения по некоторым вопросам» [47].

Что ещё более удивительно, женщины могли выбирать, за кого они хотят выйти замуж, вне зависимости от их социальной принадлежности, — даже за рабов или иностранцев.

Очевидно, что всё это совершенно отличается от обычной практики во всех патриархальных обществах средиземноморского региона того времени. Например, римляне ввели сложный порядок наследования в Египте с целью оказать давление на египтян и заставить их вступать в брак с людьми той же касты [48].

 

Юридический статус женщин

 

Поскольку брак был частным делом, уместно посмотреть на юридический статус женщин в более широком плане, с точки зрения простого права и общественного закона.

«Судя по сохранившимся первым письменным источникам (Старого Царства), официальный юридический статус женщин (незамужних, замужних, разведённых или овдовевших) был идентичен статусу египетских мужчин… Египетские женщины, как и мужчины, несли юридическую ответственность за свои действия и лично отвечали перед гражданским и уголовным законом. Они могли приобретать, владеть и распоряжаться как недвижимостью, так и личной собственностью. Они могли заключать контракты от собственного имени, подавать судебные иски и выступать в качестве ответчиков и в качестве свидетелей на судебных заседаниях, быть членами суда присяжных; они могли заверять юридические документы… Женщины обладали юридическими правами и были готовы бороться за них» [49].

Один важный показатель положения женщин в рамках обычного права в Египте — это отношение к ним в загробной жизни, — аспект, имеющий первостепенное значение в египетской культуре. В этой области явно существовала дискриминация: лишь очень богатые и влиятельные люди могли позволить себе огромные расходы на мумификацию и погребальные принадлежности. Но очень мало свидетельств, что в этом деле существовала дискриминация по половому признаку. «Уже в период Старого Царства тело усопшей женщины подвергалось той же обработке, что и тело мужчины, и её хоронили с теми же погребальными принадлежностями. Как только появилась техника мумифицирования, женские мумии начали делать так же, как и мужские, чтобы сохранить их тела для вечности… Такие предметы, как драгоценности, одежда, парики и мебель обнаруживаются как в мужских, так и в женских захоронениях» [50]. Однако следует отметить, что позже погребальное убранство мужчин зачастую более богато, чем женщин.

 

«Жена Бога»

 

Не совсем ясно, какие полномочия имели женщины, становившиеся «Женой Бога Амона». В некоторых случаях Жена Бога носила уреус и все другие королевские регалии, и её имя даже было вписано в царский картуш [51]. Положение «жены Бога» укреплялось по мере возрастания доходов: в её собственность передавались крупные наделы земли; в её распоряжение поступила многочисленная свита. «Владение собственностью укрепляло её положение, и, вероятно, Жена Бога обладала реальной властью, которую обожествляли. То, что, например, Ахмоз Нефертари, Хатшепсут и Неферара (все три из 18-й династии цариц) так часто пользовались положением «Жены Бога» как своим единственным титулом, объяснялось престижностью этого положения. На самом деле Хатшепсут в период своего регентства, возможно, пользовалась авторитетом этого титула для укрепления своего политического положения и предпочла опираться именно на него, завоёвывая поддержку своим притязаниям на трон» [52].

Позже, однако, после завоевания Египта персами был положен конец одновременно и 26-й династии, и положению «Жены Бога».

 

Женский труд [53]

 

В документах Старого Царства (2649 — 2134 до н.э.) отражено высокое положение многих титулованных женщин в общественной администрации Египта или при дворе. Это были управляющие делами при царицах и царевнах, хранительницы печати (т.е. казначейши) и жрицы, выполнявшие похоронные обряды. Генри Дж. Фишер составил список административных должностей, которые занимали женщины в периоды Старого и Среднего Царств. Уильям Уорд пров`л исследование Среднего Царства, а Роббинс всё обобщил, включив сюда и Новое Царство [54]. Создаётся впечатление, что иностранное влияние (Месопотамии, хеттов, Персии, гиксосов и, наконец, греков и римлян) постепенно подрывало общественно значимую роль женщин. Например, после завоевания Египта персами и завершения 26-й династии была ликвидирована влиятельная должность «Жены Бога».

После материнства звание «Хозяйки дома» было самым популярным среди всех замужних женщин. Это, очевидно, означало нечто большее, чем просто вежливость. «Поскольку женщины, как представляется, часто получали дом или, по крайней мере, часть дома в качестве своего «приданого/свадебного подарка», по крайней мере в Поздний период, то родовой титул «Хозяйки дома» мог заключать в себе нечто большее, чем мы обычно предполагаем» [55]. Существует даже египетский каламбур: «Nebet Per, Nebet Pet» (буквально: «Хозяйка домаХозяйка неба«), который часто повторяется и в текстах, и в надписях на статуях. Юридический статус женщин в египетском домашнем хозяйстве указывает, что влиятельная роль Исиды в мифологии имела действительно практическое значение и для простых женщин. Ещё одно доказательство, подтверждающее, что египетские женщины запросто отождествляли себя с могущественной богиней Исидой, это заклинания, которые чаще всего произносили матери, прося у Исиды защиты для своего ребёнка. Они обычно произносили такие слова: «Мои руки над этим ребенком — это руки Исиды, подобно тому, как простирает она руки над сыном своим Гором» [56].

Кроме всего прочего, женщины участвовали в совершении многих важных религиозно-культовых обрядов. Наиболее распростран`нным был жреческий обряд хемет-нетьер (hemet-netjer), особенно во славу Хатор и других воплощений Исиды. После 1400 до н.э. жрицы совершали обряды, которые прежде были исключительно царской прерогативой, например, ритуал при закладке нового храма. Женщины-музыканты в храмах также были обычным явлением во все времена. Вообще считалось, что «Нут и Хатор действуют через женщин. Именно в женщинах воплощена добрая и злая судьба на земле. Судьба и удача уходят и приходят, когда (эти богини) управляют ими» [57].

В экономике Египта двумя самыми важными отраслями были производство продовольствия и текстиля. Предполагается, что определённые виды работы в процессе производства продовольствия выполняли только женщины, а некоторые другие — только мужчины. Во все времена жатва была мужской работой, но обмолот зерна только женской работой. В период Старого Царства и реже позже на фресках изображаются женщины, занятые веянием зерна, но никогда жатвой. Другими же делами, такими как пивоварение или гончарное дело, занимались и мужчины, и женщины.

Самым важным ремеслом в Египте было производство льняных тканей, чрезвычайно важное и для живых, и для мёртвых. В гробнице времён 5-й династии, обнаруженной в Гебелене, было обнаружено несколько рулонов ткани, в том числе один рулон длиной в 21 метр. В деревянном ящике из гробницы Рамоса в начале 18-й династии было найдено 76 сложенных простыней. Одной-единственной мумии требовалось 1000 кв. ярдов льняной ткани для внутреннего и внешнего применения [58]. Судя по имеющейся иконографии, производство льна было исключительно женским занятием. Точно так же в Европе в период Центрального Средневековья женщины участвовали во всех стадиях этого процесса: собирали урожай льна, чесали его, пряли льняные нити и, наконец, ткали ткань. А здесь даже иероглиф, обозначающий слово «ткач», изображает сидящую женщину, которая держит нечто, похожее на челнок. Ткацкий процесс часто происходил так: работали на «фабриках» массового производства, с большим числом ткачей, под контролем надсмотрщика, причём обычно это была женщина. Есть сведения, что женщины также принимали плату за готовую ткань или имели звание «Надсмотрщицы дома ткачей». И лишь к концу Нового Царства некоторые мужчины тоже стали принимать участие в ткаческом деле.

Не следует полагать, однако, что в Египте отсутствовала дискриминация по половому признаку. Было и значительное число должностей, к которым не допускались женщины. Известно, что всего лишь дважды (один раз в период 2-й династии и другой раз в период 26-й династии) женщины назначались на высокопоставленную придворную должность визиря. На другие ключевые должности, такие как должности главного казначея, царского гонца, главного управляющего при царе, городского главы, царского писца и верховного военного руководителя женщины, кажется, не назначались никогда. Подобным же образом женщины, по-видимому, были исключены из ряда таких «публичных» профессий, как скульпторы, плотники и медники, парикмахеры, общественные садовники, изготовители кирпича. Не доверялась им и стирка белья.

 

Женщины-правительницы

 

Несмотря на определённое юридическое «равноправие» женщин с мужчинами, или даже их привилегированное положение в некоторых вопросах частной жизни и в юридической области, во время проведения последних исследований мы обратили внимание на тот факт, что сравнительно редко женщины занимали важные публичные должности. «Если общепринятый идеал женщины — это образцовая жена и мать, которая не ходит на работу и не принимает участия в общественной жизни, не удивительно, что учёным не удалось заметить отсутствия женщин в общественной жизни Древнего Египта» [59].

Что касается общественных должностей, письменные источники Египта весьма неоднозначны на этот счёт. Например, самое влиятельное положение из всех занимал фараон, и почти всегда это был мужчина. Однако, судя по документам, было не менее четырёх исключений, что само по себе примечательно, особенно в сравнении с другими современными Древними Египту цивилизациями в Средиземноморье.

В период между 3000 и 1000 годами до н.э. трон занимали четыре женщины. Это Нитокрет (6-я династия), Собекнефру (12-я династия), Хатшепсут (18-я династия; лучше других известный случай) и Таусерет (19-я династия). Ещё больше женщин было среди регентов, когда мать царя правила от имени своего сына до тех пор, пока он не становился достаточно взрослым [60].

* Нейт-Хотеп считалась в начале 1-й династии (2920 — 2770 до н.э.) регентшей Дьера, возможно, её племянника. Её имя стало известно по предметам, найденным в гробницах в Нагаде и в Абидосе. Она была погребена в собственной огромной усыпальнице в Нагаде, в одном из древнейших центров Египта.

* Мер-Нейт (или Мерит-Нейт) называлась «Царицей-матерью» в качестве регентши фараона Дена в середине правления 1-й династии. Её имя в списке официальных правителей Египта, фараонов первой династии, запечатлено на печати. Её царская усыпальница находится в Абидосе, от неё остались две стелы, которые служат подтверждением того, что ей принадлежит вся гробница.

* Нитокрет (или Нейт-икрет или Нитокрис) взяла на себя правление Египтом в конце Старого Царства (около 2150 до н.э.). Мането характеризует её как «самую благородную и прелестную женщину своего времени, розовощёкую и светлокожую». Известна пирамида «Царицы Нейт», но у нас нет уверенности, что это то же лицо.

* Собекнефру была первой, кто имел все царские титулы: «Гор, Та, которая возлюбленная Ра, Та, которая принадлежит Двум Госпожам, Госпожа двух стран, Золотого сокола, Царя верхнего и нижнего Египта, дочь Ра Собекнефру». Она была дочерью Аменемхета III в конце 12-й династии (1991 — 1783 до н.э.), царствовала четыре года и была последней представительницей этой династии. Её имя как женщины-правительницы внесено во все списки с перечислением основных царей. На колонне из красного гранита изображён Аменемхет III, вручающий Собекнефру символ жизни, демонстрируя тем самым своё желание, чтобы она стала правительницей [61].

* Царствование Хатшепсут хорошо задокументировано, даже лучше, чем правление большинства представителей мужского пола. Она также принадлежит к числу египетских женщин-правительниц, которые привлекли самое пристальное внимание современных исследователей. В пятнадцатый год своего царствования она осуществляла весьма активную строительную программу; наиболее известны погребальные храмы в Тебесе в Дар-эль-Бахри и несколько значительных построек в Карнаке и Нубии. Она особенно гордилась своей торговой миссией в Понте Эвксинском, на восточно-африканском побережье, а также военными кампаниями в Синае, Нубии и Леванте. Через тридцать лет после её смерти Аменхотеп II развернул активную кампанию, чтобы вычеркнуть её имя из памяти людей. До сих пор дискутируется вопрос, что было тому причиной: её пол или, что более вероятно, просто его желание обеспечить преемственность своего рода (Тутмос III).

* Нефертити — ещё одно имя, хорошо известное сегодня. Судя по её знаменитой статуе в Берлине, Нефертити была достойна своего имени, означающего в переводе: «Пришла красивая женщина». Она была «Великой царской женой» Эхнатона, и на памятниках можно увидеть её изображение с разнообразными царскими регалиями, объясняющими, что она была не просто царской женой. Она выполняла много функций, которые до тех пор считались функциями исключительно самого фараона. Это, безусловно, наводит на мысль, что Эхнатон (1353 — 1335 до н.э.) необычайно высоко оценивал её роль.

* Таусерет (также Тусерет) — последняя женщина-правительница, которую я упомяну, жила в конце правления 19-й династии. После смерти мужа (Сети II) она пыталась стать правительницей, но потерпела неудачу, и по инициативе канцлера Бая на трон был возведён юный Сиптах (1204 — 1198 до н.э.). Её собственное царствование продолжалось всего лишь два года (1198 — 1196 до н.э.). Сетнахт, основатель следующей династии, вскоре экспроприировал её гробницу в Долине царей в свою пользу.

Африканус, комментатор известного египетского историка Мането, утверждает, что в период царствования Ни-нетьер из 2-ой династии (2270 — 2649 до н.э.) «было принято решение, что женщины могут занимать царские должности» [62]. Число женщин-правительниц редко сравнивали с числом мужчин-правителей, но вышеприведённый список подтверждает, что действительно не существовало идеологических или теологических преград для правления женщин в Египте. Это положение противоречит, однако, традициям, господствовавшим в других обществах Древнего мира. Даже сегодня во многих странах, в том числе в таких ведущих, как Соединенные Штаты, Китай, Россия, Франция, Германия или Япония, пост премьер-министра или президента ещё ни разу не занимала женщина.

 

Греко-Римское окончание эпохи

 

Постепенно с «исключительным положением Египта» было покончено. Сначала, начиная с IV века, здесь неуклонно возрастало влияние Греции. Последний фараон-египтянин Нектанебус II (360 — 342 до н.э.) выпустил первую египетскую золотую монету, хотя эта монета использовалась специально для платы греческим наемникам, а не египтянам. Влияние Греции усилилось после завоевания Египта Александром Великим (336 — 323 до н.э.). Оккупация Рима и последующая христианизация положили конец как деньгам демерреджа, основанным на зерновом стандарте, так и культу Исиды. Сравнительно привилегированное положение женщин в Египте точно так же постепенно менялось, а затем с ним было покончено.

Возможно, Египет и был даром Нила, но я уверен, что старому доброму библейскому Иосифу также следует воздать должное за то, что он превратил Египет в общеизвестную «житницу Древнего мира». Денежная система, основанная на зерновом стандарте, вполне успешно функционировала более тысячи, а возможно, даже более двух тысяч лет. Затем римляне взяли на себя управление финансовой системой в эпоху Птолемея. Следствием стало превращение Египта в развивающуюся страну сразу после того, как римские деньги заменили «архаичные пшеничные деньги». «Модернизированные» римские деньги стали «нормой» в полном смысле этого слова, с процентными ставками и процентными выплатами, которые имели тенденцию расти в пользу Рима. Можно ли считать совпадением то, что с этого времени и до сегодняшнего дня экономическое «чудо Нила» так и не повторилось? Нил по-прежнему существует, но даже в Библии не упоминается старая денежная система Иосифа.

Я представляю себе такой разговор между Цезарем и Клеопатрой:

— Не могу поверить, что ты всё ещё пользуешься этими старыми пшеничными деньгами.

— Они ведь работают.

— Разве ты никогда не слышала о настоящих деньгах?

— Но людям хорошо и со старыми.

— Крестьянам, может быть. Но тебе следует узнать кое-что получше. Слушай, я построю для тебя хороший банк и, наконец, введу тебя в мир Рима. Я позабочусь о том, чтобы твой красивый профиль был отчеканен на монете…

Это, конечно, в том случае, если у них не было более интересной темы для разговора.

После замены денежной системы ускорился процесс концентрации богатства. Население типичной деревни Файюм Керкереосирис периода правления Рима, состоявшее из 1500 семей, обрабатывало 3000 акров, т.е. в среднем два акра на семью. На другом конце социального спектра — семья Апион, уроженца Египта, дважды занимавшего положение преторианского префекта в общественной администрации в течение VI века н.э. Эта семья управляла поместьем площадью 75000 акров, отдавая в качестве дани Константинополю около 7500000 литров зерна ежегодно [63]. Процесс концентрации богатства, типичный для Римской империи в период её загнивания, очевидно, к тому времени распространился и на Египет.

 

Оглядываясь назад: что было общего между двумя цивилизациями, пользующимися деньгами демерреджа

 

�лектронный альманах Art&Fact
Чёрная Мадонна, покровительница Каталонии

Когда я обнаружил два исторических случая существования денежных систем в мире, основанных на демерредже, то есть «плате за простой», удержания их от оборота, то поначалу подумал, что это простое совпадение. Затем я обнаружил, вопреки своему первоначальному мнению, что обе цивилизации имели другую общую черту — поклонение женскому архетипу, что значительно отличало их от остального Древнего мира. Когда я обнаружил, что Чёрная Мадонна Центрального Средневековья была египетской Исидой, что в средневековую эпоху перешли те же титулы и символический трон Исиды, что даже первым языческим статуям Исиды поклонялись как Чёрным Мадоннам, стало ясно, что это вовсе не простое совпадение.

Ещё более поразительно то, что в обоих случаях, когда действовала эта денежная система, благосостояние простых людей поднялось на необычайно высокий уровень. Наконец, в обоих случаях культ Чёрной Мадонны и Исиды соответственно выпали из общественного поля зрения примерно в то же время, когда прекратила своё существование система демерреджа, и тогда же понизился уровень жизни простых людей. Я не утверждаю здесь, что существует некая «магическая», прямая причинно-следственная связь между поклонением Великой Матери и выбором денежной системы, но данные, приведённые мною, подтверждают, что между этими двумя явлениями существует удивительная взаимосвязь. Когда поклонялись Великой Матери, у простых людей появились деньги, основанные на демерредже, пригодные только для обмена, но не для накопления, что было важным фактором. В свою очередь, эта система демерреджа Инь в сочетании с традиционными деньгами Ян, основанными на драгоценных металлах, привели в обоих исторических случаях к исключительному экономическому буму, от которого выиграли маленькие люди.

�лектронный альманах Art&Fact     

 

 

 

 

 


Казанская икона Божией матери

Я прихожу к выводу, что все три фактора: поклонение архетипу Великой Матери, система демерреджа и высокий уровень жизни — это следы одной и той же архетипической связи. Короче говоря, общим у двух цивилизаций был Дух времени (Zeitgeist). Отчего «хорошие» периоды в обеих этих цивилизациях были в историческом плане столь исключительными? Оттого, что в обоих случаях почитались связи Инь.

В обоих случаях, в конце концов, верх одерживала централизованная военная власть: в Египте — греков и римлян, в конце Центрального средневековья — усилившаяся королевская власть божественного происхождения. После этого всё более начинала доминировать связь Ян, и становилась обязательной монопольная денежная система типа Ян. Что происходило после этого, похоже на то, что происходило на протяжении всей истории Запада. Этот процесс установления господства Ян можно коротко охарактеризовать как повторное утверждение патриархата и связанное с ним подавление архетипа Великой Матери. И хотя определённые «тени» забытого культа Великой Матери всё ещё проявляются, колективные чувства жадности и недостаток (дефицит) денег превратились — через эту денежную систему — в очевидную реальность для всех.

 

Об отношениях между полами

 

Помимо денежной системы, есть достаточно широкий спектр других проблем, которые находятся в зависимости от того, подавляется или не подавляется архетип Великой Матери; мы сосредоточились на проблеме денег лишь потому, что деньги являются темой данной книги. Совершенно очевидно, например, что отношение к архетипу Великой Матери оказывает влияние на отношение к проблеме половых различий. Нижеприведённая таблица обобщает изменения в отношении к женщинам в патриархальном обществе, по сравнению с матрифокальными. В таблице представлены две крайние противоположности, но, вероятно, разные общества в разное время представляли собой некое сплошное многообразие этих крайностей.

 

Некоторые различия между патриархальным и матрифокальным обществами

Патриархальное общество

 

Матрифокальное общество

 

Женщины неграмотны

Женщины обучены письму и чтению

Отсутствие любовной поэзии

Существует любовная поэзия, созданная в том числе и женщинами

Женщины не могут сами выбирать себе спутника жизни

Женщины сами выбирают себе спутника жизни

Мужчины контролируют рождаемость

Женщины контролируют рождаемость

Ограничения сексуальной жизни

Раскрепощенное, свободное отношение к сексуальной жизни

Аскетизм, отказ от житейских радостей

Благожелательное отношение к радостям жизни, распространявшимся и на женщин

Отсутствие юридических прав у женщин

Женщины имеют равные с мужчинами юридические права

Ограничения женщин в их праве на общественный труд

Женщины заняты разнообразной деятельностью

Женщины не имеют права заниматься деятельностью, приносящей доход

Женщины имеют право заниматься деятельностью, приносящей доход

Женщины не могут владеть собственностью

Женщины и мужчины имеют право на собственность

Правителями могут быть только мужчины

Женщины, как и мужчины, могут быть правителями

Духовные вожди — только мужчины

Духовные вожди — и мужчины, и женщины

Монополия денежной системы Ян.

Денежные системы Ян и Инь действуют обе.

Изучение Центрального Средневековья в Европе и династического Египта показало, что в обоих случаях отношения между полами имели значительные отличия по сравнению с другими современными им культурами. А что ещё более поразительно, они имели отличия и по сравнению с ситуацией в тех же географических районах на протяжении нескольких веков после того, как перестали поклоняться культу Великой Матери и отказались от денежных систем демеррреджа в духе Инь.

Короче говоря, тип монетарной системы, действующей в обществе, — лишь один из признаков, но вполне обоснованный признак типа общества, в котором эта система действует.

 

О денежных системах

 

Следующим логическим шагом должна быть оценка коллективных механизмов, породивших деньги Ян, с одной стороны, и двойную систему Ян-Инь, с другой. Нижеприведённую таблицу можно рассматривать как продолжение предыдущей, обобщающей её данные. 

Патриархальное общество

Матрифокальное общество

Экономические характеристики монетарной системы

Дефицит  

Накопление и концентрация денег 

Конкуренция 

Постоянное развитие 

 Достаток 

Денежный оборот 

Сотрудничество 

Устойчивость

Социальные и психологические результаты

Индивидуализм 

Концентрация власти  

Завоевание 

 Община 

Коллективное принятие решений 

Поддержка

 

Программа исследования

 

У нас нет достаточно чётких знаний о нашей монетарной и экономической истории. Однако в силу того, что история есть единственный возможный способ испытать любую экономическую концепцию, такое исследование крайне важно и для нашего будущего. Сравнительный анализ монетарных систем требует изучения исторических прецедентов гораздо более древних, чем те, которые обычно исследуются экономистами. То есть надо идти во времена, расположенные много раньше начала Индустриальной революции. Но для этого нужен междисциплинарный подход. Археологи и антропологи не обладают достаточными знаниями монетарной теории, чтобы поставить нужные вопросы, а тем более «услышать» ответы. А монетаристы не готовы к изучению мёртвых цивилизаций. Работа Пола Айнцига «Примитивные деньги« является исключением, подтверждающим общее правило [64]. А, например, Пресигке, несмотря на своё скрупулёзное исследование египетской «ostraca», так и не осознал, что имеет дело с денежной системой демерреджа. К тому же этим работам соответственно пятьдесят и девяносто лет. Не пришло ли время по-новому взглянуть на проблему?

Особенно интересно было бы узнать, пользовались ли денежными системами Инь в египетском духе другие древние матрифокальные культуры, такие как минойская или анатолийская цивилизации. Насколько мне известно, монетарные системы в обеих этих культурах по-прежнему остаются «terra incognita примитивных денег», на что жаловался историк Тойнби. Например, ныне преобладает мнение, что на Крите в Минойский период вовсе не было денег, а, значит, не было и рыночной экономики. Предположительно там действовала только «дворцовая экономика»: всё, что производилось и обменивалось на Крите, диктовалось центральной администрацией, подобно тому, как это делал бывший советский бюрократический Госплан.

Лучший способ проверить, насколько верна гипотеза, — это сделать на её основе научный прогноз, который можно будет затем подтвердить или опровергнуть, в зависимости от последовательно поступающих данных [65]. Следовательно, научное испытание гипотезы о том, существует ли взаимосвязь между матрифокальными ценностями и типом денег, объективно возможно. Вывод о том, что на Крите в Минойскую эпоху совсем не было денег, сделан на основании утверждения, что там наблюдался недостаток дефицитных товарных денег греческого типа (т.е. денег Ян). Никто не оспаривает сегодня, что Минойская цивилизация была матрифокальной, поэтому, если наша гипотеза верна, то вместо блестящих монет Ян на Минойском Крите должны были пользоваться децентрализованными деньгами Инь, похожими на египетские деньги. Это могли быть квитанции за хранение сельскохозяйственных продуктов в громадных хранилищах, характерных для Минойских «дворцов». Далее, такими деньгами мог быть демерредж, похожий на египетские деньги, основанный на пшеничном стандарте. Такие деньги не были похожи на обычные древние «деньги» Ян, но они могли приобретать форму символа или надписи на самом обычном куске терракоты. Наконец, рискну предположить, что экономические результаты для среднестатистической личности на Минойском Крите были позитивными. Если бы было можно подтвердить эту гипотезу, то это и стало бы научным испытанием самого главного тезиса данной книги.

Есть и другие вопросы, на которые может дать ответ только дальнейшее исследование:

Можно ли извлечь уроки из необычайной стабильности египетской системы и спроецировать их на наше будущее? Почему закончился европейский «Первый Ренессанс» X — XIII веков? Какие механизмы лежат в основе связи между изменениями архетипа и их влиянием на экономические и монетарные системы? Как сделать процесс выбора денег осознанным?

Исследовательская работа должна сконцентрироваться на одной важной проблеме — на проблеме экономического влияния денежных систем, основанных на демерредже, в тех исторических случаях, которые не нашли своего освещения в данной работе. Если будут найдены убедительные доказательства того, что двойная денежная система Инь-Ян — при наличии демерреджа в системе Инь — создавала стабильное благосостояние на протяжении многих веков в прошлом, не должно ли стать внедрение таких систем одним из наших приоритетов в будущем?

 


[1] Goethe Westöstlicher Diwan

.[2] William, Jonathan. Money: A History (New York: St Martin»s Press, 1997) pg 22.

[3] Finley, M.I. The Ancient Economy (Berkeley: University of California Press: Sather Classical Lectures Volume 43 , 1985) pg 166

[4] Tyldesley, Joyce The Daughters if Isis: Women in Ancient Egypt (London: Penguin Books, 1995) pg. 105.

[5] Там же. pg 104.

[6] Там же. pg 106-107.

[7] Там же. pg 112.

[8] Там же. pg 115.

[9] Там же pg 138.

[10] Finley, M.I Ibid. pg 170.

[11] Chevalier, Jean & Gheerbrant, Alain Dictionnaire des Symboles (Paris: Laffont, 1983) pg 524.

[12] Neumann, Erich. The Great Mother (Bollingen Series XLVII (Princeton University Press, 1955) pg 223.

[13] Термин «myrionymos» (чьи имена бесчисленны) сильно отличается от термина «polynomos» (чьи имена многочисленны). Несколько богов и богинь имели «много имён» (например, Афродита, Аполлон, Гелиос, Гермес и Артемида). «Исида, однако, была единственным божеством, у которой имён было не просто «много», но «бесконечно». Её уникальность заключалась в этом бесчисленном разнообразии. Это было источником её силы и её слабости. Она одна претендовала на бесконечное множество божественных названий: и становилась всеми вещами для всех мужчин. Она могла быть «целомудренной» и в то же время поднимать фаллос. Она могла изгонять жизненные бури своим спокойствием и в то же время стала римской богиней войны» (Витт там же, стр. 121). «Для многих критиков картина может показаться изрешечённой противоречиями. Но доказательство, что Исида может быть искажена устранением любого из этих элементов, неопровержимо» (там же, стр. 138). В архетипной Инь-Ян конструкции, развитой раньше, она вполне олицетворяет Инь: «способность содержать противоречие».

[14] Posener, G. Dictionnaire de la civilisation Egyptienne (Paris, 1959) pg 140.

[15] Witt, R.E. Isisin the Ancient World (Baltimore and London: The John Hopkins University Press, 1971) pg 101

[16] Там же, pg. 108.

[17] Там же. pg. 107.

[18] Там же. pg. 192.

[19] Там же. pg. 137.

[20] Baring, Anne & Cashford, Jules: The Myth of the Goddess: Evolution of an Image (London: Arkana, Penguin Books, 1993) pg 250.

[21] «Исида обычно олицетворяла трон. Трон олицетворял проявление священной силы, которая превращала одного из нескольких принцев в короля, подходящего для правления. Благоговение, испытываемое перед проявлением силы, стало ясным в поклонении Матери Богине». Frankfort, Henry Ancient Egyptian Religion (New York: Harper and Row, Torch Books, 1961) стр. 17 . Интересно, что все эти важные символы трона Исиды были объединены у средневековой Чёрной Мадонны в престоле, одном из Её 13 уникальных характеристик.

[22] Смотри вставку о Святом Бернаре Клервоском в предыдущей главе.

[23] Эти «предосторожности» были и щепетильными, и требовательными. Они включали знания умершими особых паролей, необходимых на разных этапах путешествия в Подземном Царстве («Египетская Книга Мёртвых» сопровождала каждые похороны и представляла собой учебник-напоминание стадий путешествия и соответствующих магических паролей для каждой из них) и соответствующие ритуалы физической подготовки для жизни после смерти. Египтяне верили, что «человеческая душа» состоит из трёх компонентов, соответственно Ка, Ба и то, что можно назвать индивидуальным сознанием. Ка было предназначено оставаться близко к телу; Ба представлялось в качестве птицы с человеческой головой, которая могла покидать могилу, но также нуждалось в возращении; и, наконец, сознание будет активно переживать и чувствовать путешествие после жизни. Всем трём нужна была забота, следовательно, они нуждались в сохранённом навечно при помощи мумификации теле и подходящей еде, мебели и других удобствах, которые понадобятся для удачного путешествия и загробной жизни в царстве Осириса. Если переход проваливался по какой-либо причине, должна была происходить вторая и финальная смерть. Поэтому для египтян «первая» физическая смерть была неизбежной, но не обязательно последней. Отсюда вытекала важность принятия всех правильных предосторожностей, чтобы обеспечить себе приятную загробную жизнь, потому что согласно египетской религии вы действительно можете «взять с собой всё».

[24] Teldesley. Там же. стр. 272.

[25] Вот почему в нашей культуре только трапписты — орден особенно строгих католических монахов — приветствуют друг друга словами «memento mori» («помни о смерти»), что служит предупреждением не прельщаться радостями жизни, и это прямо противоположно взглядам египтян.

[26] Смотри Witt, R.E. Isis in the Ancient World (Baltimore and London: The John Hopkins University Press, 1971) pg. 109 for the statue, Figure 24 for the painting, and Figure 64 pg. 129 for the coin.

[27] Witt Ibid. pg. 110.

[28] Witt Ibid. pg 41. Original quote from Diodorus Siculus Geography i, 27.

[29] Lerner, Gerda The Creation of Patriarchy (Oxford: Oxford University Press, 1986) pg. 114.

[30] Epstein, Louis M. Sex Laws and Customs in Judaism (New York, 1948) pg 194.

[31] Lerner, Gerda The Creation of Patriarchy (Oxford: Oxford University Press, 1986) pg 115-116

[32] Ellis, Peter Beresford. Celtic Women (Grand Rapids, Michigan: William Eerdmans Publishing Co. 1995) pg 99.

[33] Briffault, Robert R. The Mothers (New York, 1924) Vol I. pg 384

[34] Tyldesley, Joyce. The Daughters if Isis: Women in Ancient Egypt (London: Penguin Books, 1995) back cover page

[35] Смотри Robins, Gay. Women in Ancient Egypt (London: British Museum Press, 1993).

[36] Восхитительные переводы египетской любовной поэзии могут быть найдены у Säve-Söderberg, Torgny. Pharaohs and Mortals (New York: Bobba Merrill, 1961) особенно в главе под названием «В тени смоковниц: ароматы любви».

[37] Stone, Merlin. When God was a Woman (San Diego: Harcourt Brace, 1976) pg. 35-38.

[38] Tyldesley, Joyce. The Daughters if Isis: Women in Ancient Egypt (London: Penguin Books, 1995) pg. 162 and 170.

[39] Papyrus British Museum 10593 described in Thompson H. A Family Archive from Siut (1934).

[40] Johnson, Janet H. Ibid pg 181.

[41] Tyldesley, Joyce Daughters of Isis: Women in Ancient Egypt (London: Penguin Books, 1994) pg. 55.

[42] Papyrus British Museum 10591 described in Thompson H. A Family Archive from Siut(1934).

[43] Johnson, Janet H. Ibid pg 183.

[44] Tyldesley, Joyce Daughters of Isis: Women in Ancient Egypt (London: Penguin Books, 1994) pg. 57.

[45] Johnson, Janet H. Ibid pg 183.

[46] Tyldesley, Joyce Ibid. pg. 58.

[47] Johnson, Janet H. Ibid pg 185.

[48] Tyldesley, Joyce Daughters of Isis: Women in Ancient Egypt (London: Penguin Books, 1994) pg. 48.

[49] Johnson, Janet H. «The legal status of women in ancient Egypt» in Mistress of the House, Mistress of the Heavens: Women in Ancient Egypt (New York: Hudson Hills Press, 19960 pg 175.

[50] Robins, Gay: Women in Ancient Egypt (London: British Museum Press 1993) pg 166, 168.

[51] Tyldesley, Joyce The Daughters if Isis: Women in Ancient Egypt (London: Penguin Books, 1995) pg. 205.

[52] Robins, Gay: Women in Ancient Egypt (London: British Museum Press 1993) pg 122

[53] Когда другие ссылки недоступны, данные берутся из Roehigm Catharine H. «Женская работа: некоторые профессии женщин не королевской семьи, описанные в древнем египетском искусстве» из книги Mistress of the House, Mistress of the Heavens: Women in Ancient Egypt (New York: Hudson Hills Press, 19960 pg 13-24.

[54] Henry Fischer «Administrative Titles of Women in the Old and Middle Kingdom» in Egyptian Studies ; William Ward «Non-Royal Women and Their Occupations in the Middle Kingdom» in Lesko ed. Women»s Earliest Records ; Robins G. Women in Ancient Egypt (Cambridge, Mass. 1993) pg 114-117.

[55] Johnson, Janet H. Ibid pg 185.

[56] Robins, Gay. Women in Ancient Egypt (Cambridge, Mass. 1993) pg. 86.

[57] Lichtheim. Ancient Egyptian Literature (Berkeley, Los Angeles, London: California University Press, 1976) Volume III, page 192

[58] Winlock H.E. Excavations at Deir el-Bahri 1911-1931 (New York, 1942) pg. 226.

[59] Robins, Gay: Women in Ancient Egypt (Cambridge, Mass. 1993) pg 15.

[60] Bryan, Betsy M. «In Women good and bad fortune are on earth: Status and roles of women in Egyptian culture» in Mistress of the House, Mistress of the Heavens: Women in Ancient Egypt (New York: Hudson Hills Press, 19960 pg 25. Все египетские даты основаны на Baines and Málek Atlas(New York, 1980) pages 36-37.

[61] Habachi Annales du Service des Antiquités de l»Égypte (1952) 464-465, pl. 52.

[62] Цитируется по Gardiner, Egypt of the Pharaohs (Oxford, 1961) pg 431

[63] Finley, M.I. The Ancient Economy (Berkeley: University of California Press: Sather Classical Lectures Volume 43 , 1985) pg 99.

[64] Einzig, Paul Primitive Money(Oxford: Oxford University Press, 1st edition 1948; 2d edition 1966).

[65] Этот подход — один из описанных у Мильтона Фридмана в его работах по эпистемологии экономики, которые стали философской основой современной экономической теории. В ней он впервые обращается к взгляду Поппера на историю поля квантовой экономики. Он объясняет, что экономика не описывает реальность, а создаёт нетривиальные прогнозы, которые могут быть опровергнуты новыми доказательствами.

   Электронный альманах Арт&Факт №2, 2006

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: